Вуглускр (byglyckp) wrote,
Вуглускр
byglyckp

О спорт, ты сцуко мир, иниибёд


Вячеслав Дацик носит титул чемпиона мира 1996 года по боям без правил. Правда, этот титул нам не смогли подтвердить ни в одной федерации. Скорее всего, это был неофициальный турнир, каких множество.


Но в спортивной среде Дацика знают очень хорошо. Он не обладал какой-то особенной боксерской техникой, не владел мастерски приемами, главное, что его отличало от остальных бойцов, — слепая агрессия, абсолютная безжалостность и отсутствие «тормозов». Он словно неуправляемый снаряд (рост — 190 сантиметров, вес — 140 килограммов).
Вячеслав Дацик вырос в Сланцах — маленьком провинциальном городке в Ленобласти. Он единственный ребенок в семье, вполне благополучной.
— В пять лет мне приснился сон: на меня напала здоровая собака. На следующий день я лег спать с ножом, чтобы прирезать эту собаку. Больше мне никаких снов не снится, — рассказывает о своем детстве Вячеслав. — До меня в школе все докапывались (за полноту и рыжий цвет волос. — Прим. ред.). Когда мне было 8 лет, я перекусал класс девятиклассников. Вырвал трицепс из шеи у одного из них. Ну и меня били, за один год было 16 сотрясений, в реанимацию попал с пробитой головой.

Слава, по его словам, потом перебил полгорода. Еще в школе начал заниматься тейквондо, дзюдо, а потом полностью переключился на уличные бои. До 1998 года состоял в Федерации тайского бокса. Участвовал в международных турнирах.





Вячеслав Дацик выступал на бойцовском ринге под кличкой Рыжий Тарзан. Но в феврале 2007 года спортсмен стал героем еще и криминальных новостей. Его вместе с неким Константином Лысенко задержали сотрудники уголовного розыска по подозрению в нескольких десятках разбойных нападений на салоны сотовой связи.

Все преступления происходили по примерно одной схеме. Дацик с Ткаченко отслеживали график посещения инкассаторами салона сотовой связи, который собирались ограбить, вычисляли время, когда в кассе максимум денег. Залетали в магазин, пугали персонал криками, иногда били стекла и стреляли из "предмета, похожего на пистолет". Забирали деньги и телефоны, после чего уезжали. Телефоны они потом продавали на рынке.

Сам Вячеслав Дацик был убежден в том, что попался случайно, и винил в этом собственную жену. Супруга, по его словам, "скупала у барыг на "Юноне" и Сенном рынке краденые мобильные телефоны и отвозила их в Уфу". Вот фрагмент его интервью, опубликованного в "МК в Питере": "Ей вечно денег не хватало. Десять норковых шуб, и ей все мало. Как дура - на каждом пальце по пять колец. Какая-то трубка запалилась, приехали менты с обыском к ее тетке на питерскую квартиру"...

Вячеслав с большим энтузиазмом рассказывает о совершенных им преступлениях, даже хвастается ими. В своих собственных глазах он уже герой. Теперь чемпиону захотелось рассказать всему миру о своих «подвигах», даже о тех, о которых ранее ничего не было известно. Рассказать не только о том, что помимо салонов сотовой связи грабил также ювелирные и часовые магазины и считал награбленные деньги спортивными сумками... Но и о том, как убивал и сжигал людей только потому, что они другого цвета кожи. Может показаться сначала, что он сумасшедший, который все это придумал для того, чтобы привлечь к себе внимание. Скучно человеку в тюрьме стало. Захотелось аплодисментов. Но Дацик, уверена прокуратура, на самом деле совершал преступления. Сегодня ему и двум его подельникам предъявлено обвинение по статье «Разбой с применением оружия, совершенный организованной группой» (банда ограбила 30 салонов сотовой связи, и это только известные следствию факты). Но Вячеслав может уйти от наказания…

Судебно-медицинская экспертиза уже поторопилась признать Дацика невменяемым. О своем диагнозе «шизофрения, осложненная травмами» Вячеслав говорит с гордостью — ведь этого «звания» он добивался специально.



— Я на экспертизе с ума сходил. Стену проломил, оторвал батарею, стальные штыри вырвал, потом разбирал ими подоконник, кирпичи сдавал санитарам, ничего не жрал, всю охрану шугал. Меня уже через три дня признали невменяемым.

Вячеслав сейчас находится в тюремной больнице на Арсенальной набережной. Как он сам говорит, в дурдоме.

— Чтобы выйти отсюда, надо сидеть тихо, — рассказывает он. — Поэтому на «Арсеналке» я веду себя хорошо.


В «Крестах» Вячеслав уже оторвался по полной. Если верить его словам, он имел беспрепятственный вход в камеры!

— У меня был ключ от камеры. Ночью, когда не было оперов, заходил в другие камеры, где сидели абреки, бил их там, — взахлеб рассказывает Слава. — А еще поджигал. Бумагу или полиэтилен обливаешь маслом, поджигаешь и бросаешь в камеру, они все там задыхаются. Насильников заставляли брать кипятильник и засовывать себе в задний проход, задача — простоять одну минуту. Никто не выдерживал, кипятильники взрывались. Азербайджанца одного подвесили на бечевках и пять часов били ему битами по причинному месту. Потом в больничке ему отрезали яйца.

Весь этот ужас Вячеслав называет «белым ходом». Его он объявил, как только появился в «Крестах». Представления о добре и зле у него как в каменном веке. Христос, по версии Дацика, — это и агент Мосада (израильской разведки) и масон в одном лице.

— А вообще я не верю ни в каких богов, придерживаюсь своей культуры, а наша культура — это язычество.

К русским людям, у которых «пока затуманены головы», претензий у Дацика нет. По крайней мере убивать он их не собирается.

Его пытались остановить. Тот самый «прессинг», на который он жаловался вначале, ему якобы устраивал отряд «Тайфун» (тюремный спецназ. — Ред.).

— Хотели закрыть на пожизненное, — жалуется Вячеслав. — Но я оторвал батарею, проломил стену и сказал, что разгромлю всю тюрьму. Я тогдашнему начальнику Житеневу объяснил свою политику движения, и договорились с ним, что тюрьму мы трогать не будем. Я сижу на «шестерке» (6 отделение «Крестов». — Прим. ред.), по тюрьме не хожу. Я тренировал ребят, писал прогоны, распечатывал их на принтере. А потом «хозяин» поменялся, мы общего языка с ним не нашли. И у нас началась война. Я вышиб штангой стальную дверь, ну и вызвали «Тайфун». Начались притеснения, нам мешали тренироваться, забрали спортзал, мы им готовы были даже платить по тысяче долларов в месяц…

Беспредельщика хотели убить уже местные тюремные авторитеты.

— Мне звонили и угрожали воры из Краснодара и Грузии. Они искали людей, которые могли бы меня убрать, но желающих не было. Я висок с одного удара любому пробью.

Сколько таких пробитых висков на его совести, он и сам не знает. Подсчет своим жертвам Вячеслав не ведет — «Что я, дебил, что ли?».

— Я как-то сидел в одной камере с парнем, который убил Тимура Качараву (студент-антифашист погиб от шести ножевых ранений 13 ноября 2005 года. — Прим. ред.). Спрашиваю: «Зачем ты нож не выкинул?» А он мне объясняет: «А я хотел на своем ноже десять зарубок поставить, чтобы своим детям показать, какой у них батя был нормальный».

Дацик, кстати, уже сам отец. У него двое детей. Сын Ярослав трех с половиной лет. И дочка, которая родилась, когда Дацик уже оказался в тюрьме. Гражданская жена Ксюха увезла детей к себе на родину в Уфу.

— Оказалась б…ой, — морщится Слава. — Но я, как освобожусь, Ярослава заберу. Своя кровь — это святое. Заберу, буду тренировать. Я думаю, он на ринге перебьет всех. Он уже в полтора года весил 26 килограммов, гирю в 16 килограммов отрывал.

Но спорт, по его признанию, всего лишь хобби, где можно драться, не платя потом деньги адвокатам. «Настоящее дело» — это убийства людей, чей цвет кожи Вячеслава категорически не устраивает. Белые люди — братья, все остальные — враги.

— В нашей диверсионной группе было не больше двух-трех человек. У меня погоняло «Инспектор шериф», его мало кто знает, всего человек десять. У нас были литовские паспорта на другие имена, по которым мы свободно выезжали в Европу. Речку переплывали на границе с Эстонией, а дальше ехали куда хотели. Такие же ячейки есть в Норвегии и Швеции — они тоже катаются по Европе и мочат заезжих эмигрантов. Но они это дело не афишируют, а просто закапывают или сжигают тела, и люди числятся пропавшими без вести.

С 1998 года, по словам Вячеслава, его группа постоянно выезжала за границу. Била и убивала арабов, турок, афроамериканцев.

— Акции проводились в темных безлюдных местах. Распинали жертв в лесу — а потом сжигали и закапывали. Крест на лбу вырезали — и все.

В Европе, по словам Вячеслава, его группа не только убивала, но и грабила часовые салоны, ювелирные мастерские. На разбои ходили с оружием — в арсенале были и автоматы, и пистолеты. Много ездили и по России.

— Редко какой день был без эпизода, — опять хвастается Слава. — В сотовых салонах связи мы девчонкам даже давали на чай, объясняли, где еще можно подграбить. Мы культурные люди, зачем русских людей трогать, их и так очень мало.
Попытка вывести Вячеслава на «общечеловеческие темы» привела к такому диалогу:
— Не боишься, что тебя убьют?
— Путь воина — это смерть. Каждый воин должен стремиться к смерти.
— И когда ты это понял?
— С самого рождения.
— Тебе не жалко людей?
— Я больше переживаю за кошечку или щеночка, чем за человека.
— Ты плакал когда-нибудь в жизни?
— Да нет… Были моменты, когда крыша ехала. Но это были бабские истории. Слабые звенья.
— Ты любил?
— Любовь — это бред.

Сразу после освобождения Вячеслав Дацик планирует драться за титул чемпиона мира по кик-джитсу. Он даже сочинил слова песни «Расовая война», под которую собирается выходить на ринг.

http://www.rospres.com/crime/4655/
http://www.mk-piter.ru/2008/10/01/016/
Tags: Занимательная хуйня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →