April 14th, 2006

cornholio

Погодой навеяло :-)

Антон проснулся от нестерпимой жары. Солнце слепило глаза до слёз. К счастью, тёмные очки не разбились. Конечно, ни тёмные очки, ни кроссовки не являются уставной одеждой, но командование смотрело на это сквозь пальцы, прекрасно понимая что иначе в Афгане нельзя.
Адски болела голова. Последние воспоминания: бой, взрыв заряда из подствольника где-то совем рядом, затем провал в темноту, затем утробное рычание какогото неведомого зверя, боль в шее, и снова провал...
Он оглядел себя. Под рваным десантным тельником была уже почти зажившая рана, окружённая бурой высохшей кровью. Он не мог вспомнить когда он получил эту рану, причём, скорее всего - смертельную, и тем более не мог понять как она могла зажить.
Очень хотелось есть и пить. Надо было возвращаться в часть.
Афганскую деревню трудно заметить издали. Её замечаешь в последний момент, когда вдруг понимаешь что среди этих камней и скал живут люди.
Деревня пустовала. Это неудивительно - все мужчины на "священной войне с неверными", а женщины и старики попрятались при виде человека с автоматом.
Антон зашёл в первый дом. Там сидел древний старик и тихо молился. Неожиданно взгляд завесила красная кровавая пелена. Антон резко подскочил к старику, наклонил его голову, и, откинув в сторону жёсткую седую бороду, впился зубами в старческую шею. Сразу стала пропадать и голод и жажда. Антон посмотрел на рану - она зажила окончательно. Это хорошо! - подумал Антон.
Вдруг за большим сундуком он заметил пару горящих глаз, устремлённых на него. Он подошёл поближе и увидел девушку. Из-под платка были видны черные, как афганская ночь, волосы, спадающие на красиво красиво очерченные брови и большие чёрные глаза. Она смотрела на него с испугом и ненавистью.
- А ты кстати симпатичная! - гоготнул Антон. - прям София Ротару, нах!
"Хуто-хуто-хуторяяяянкааааа!..." - напевал Антон, приближаясь к ней. Внезапно раздались выстрелы. Девушка держала в руке пистолет-пулемёт Стечкина, а Антона отбросило назад.
- Ох нихуяж себе! - вскрикнул Антон. - Откуда у тебя Стечкин!? Офицера завалили тут, суки!?
Он встал с пола и пошёл к девушке, громко выкрикивал песню "Я! Ты! Он! Она! Вместе! Целая! Страна!!!!", а из его живота одна за одной вылезали пули от Стечкина и глухо падали на земляной пол. Девушка в ужасе смотрела на Антона. Он подошёл к ней вплотную, посмотрел на неё, и резким движением оторвал ей голову.
- Ну хуле.. характерами не сошлись.. бывает... - с сожалением сказал Антон и поцеловал её в ещё тёплые губы.
"Чеееервона Рутааа..." - напевал под нос Антон, выходя из хижины, - Бля, я чё теперь, весь день чтоли Ротару петь буду!?- зачем-то спросил сам себя он, а затем махнул рукой и продолжил - "не шукаааай вэчорамииии!"
Надо было искать своих.
cornholio

Кенаклуп.

когда в рекламе фильма (например, Питер ФМ) всё время играет какоенить ВИА "Поющие долбоёбы" или какойнить другой музыкальный колектиф в жанре "Русский сцуко рок", лично у меня желание смотреть это кено исчезает нахуй бесследно.